Реальность - это миф? Надо разобраться | Денис Гардари
Реальность - это миф

РЕАЛЬНОСТЬ — ЭТО МИФ!

В конце прошлого века Жильбер Дюран сформулировал теорию «имажинера», как некой антитезы реальности

Сейчас расскажу страшное и, возможно — это напугает вас, а возможно воодушевит. И не спешите говорить, что я сошел с ума 😊. 

Мы живем не в реальности, а в глобальном пространстве воображаемого.

Мы, люди — самые что ни на есть коренные жители этого Королевства Грёз. В конце прошлого века французский философ и социолог Жильбер Дюран сформулировал теорию «имажинера», как некой антитезы реальности (мира независимых субъектов и объективно существующих вещей). Имажинер у Дюрана — это одновременно и воображение как процесс, и воображение как способность, и воображающий, и воображаемое. Мир воображения — это то, что предшествует и субъекту (человеку) и объекту (вещи), фактически создавая их внутри себя, как проекции своего динамического становления.

Дюран в своих выводах опирался Леви-Стросса и его структурную антропологию, на исследования историка науки Гастона Башляра и его «грезы о веществе», на анализ пространства мифологии Мирче Элиаде, на «Mundus imaginalis» иранских мистиков, на идеи нобелевского лауреата по физике Вольфганга Паули и на концепцию Юнга о коллективном бессознательном. В частности, например, Юнг десятилетиями исследований и психоаналитической практикой установил наличие глобального пространства изначальных архетипов, как силы, предшествующей подсознанию каждого конкретного человека и определяющей его доминанты, мировоззрение и отношение к «порядку вещей».

Объединив всё это вместе в стройную теорию и методологию, Дюран определил имажинер, как первичную инстанцию, в которой формируются и коллективное бессознательное, и культурные модели, и сознание отдельного человека. Иначе говоря, весь мир вещей и идей, представляющийся нам «твердым» и естественным — не более чем конструкция, господствующая на данном этапе в той культуре, в которой мы пребываем.

Я понимаю, что всё мною сказанное, при таком поверхностном изложении, не более, чем просто «прикольная фантазия», особенно для современного сознания уверенного в своей оптике. Поэтому, я предлагаю вам маленький эксперимент, опыт интеллектуальной интуиции, который в случае успеха, позволит проникнуть за пределы устоявшейся у вас картины мира.

Давайте пофантазируем. Представлять, что всё вокруг нас не существует и это лишь иллюзия — как-то странно, да и не очень мне нравится эта идея. Хотя и возможно. Как говорит та же Черниговская на основе опыта работы в психиатрических клиниках, картина когнитивной активности мозга в случае нормального восприятия и в случае галлюцинацинаторного одинакова. И у человека «по ту сторону» нет никаких шансов объективным способом отличить одно от другого. Но мы всё же пойдем другим путем.

Представьте себе стол. А теперь представьте, что вы показываете стол другу. Что он увидит? Он увидит стол, как некий конкретный предмет, со своими характеристиками, очевидными ему и вам тоже. А если вы покажете стол человеку, в культуре которого нет столов и стульев, ни предметов, ни самой идеи. Что увидит он? Просто изуродованную деревяшку? Или вообще ничего не увидит, а очевидный для вас предмет-стол просто сольется для него в единый ландшафт?

Теперь представьте более фантасмагорическую ситуацию. Прилетают на Землю инопланетяне из другой галактики, какие-нибудь разумные кристаллы размером с дом. У них нет зрения, нет привычных нам чувств, нет полов, общаются они неизвестными импульсами, а мир воспринимают например эхолокацией. Что увидят они (даже не увидят, зрения то нет, а воспримут)? Ну, какие-то малозначительные процессы на поверхности планеты. А может и того меньше: может они и поверхности то не воспримут и она будет для них неотличима от атмосферной среды. Поэзия Пушкина, политика США, идеи либерализма, Роден, смартфоны Apple, увольнение за пьянство с работы Васи Пупкина, гей-парады и восхождение Китая… где это всё?! Для них этого всего не будет. Так чья реальность реальная — наша или их? Представьте себе это, ощутите всем телом!

Или по-другому. Допустим, люди исчезли. Вымерли от вируса мгновенно или еще как-нибудь. Что станет с нашей реальностью? Что станет с домами, машинами, заводами, книгами, картинами? С музыкой, с математикой? Что станет с тем, что мы считаем твердым и само собой разумеющимся в ситуации, когда некому об этом помыслить и поплакать?

То, что есть что-то за пределами нашего разума, у меня лично сомнений не вызывает. Но то, КАК это что-то есть, ЧТО оно значит и ЧЕМ является — исключительно результат нашего коллективного воображения. И даже более того — мы сами, наша идентичность, представление о себе и о других — продукт той же великой инстанции ИМАЖИНЕР. Причем всё это очень сильно меняется во времени и пространстве, иногда до неузнаваемости. И ни у одной топики, будь то средневековый католический монах, римский воин, бурятский шаман, американский топ-менеджер, древнерусский крестьянин, иранский жрец Аримана или сам директор советского союза — нет ни единого аргумента (с точки зрения такой глобальной картины, что я изложил) в праве на исключительность картины мира.

Кроме силы…

 

Другие статьи по теме


Подпишитесь на обновления

Рекомендую подписаться на мою рассылку, если хотите быть в курсе новых статей и событий в мире культуры